Валерий Тодоровский: «Снимайте про то, что знаете»

Валерий Тодоровский: «Снимайте про то, что знаете»

by • 02.03.2014 • Интервью, РежиссерComments (0)1730

Журнал The Hollywood Reporter Россия пообщалась с Валерием Петровичем Тодоровским о его сериале про «киношников» «Оттепель».

— Почему вы выбрали 1961-й год, так подробно и глубоко разговариваете именно об этом времени?

— Я родился в 1962-м, и я поставил себе задачу: я хочу рассказать про то время, когда я был зачат. (смеется). Мне показалось, что это был момент, когда все чувства были открыты, когда страхи были задавлены, когда рамки были раздвинуты. Это уже был момент, когда оттепель, в общем, была близка к завершению.

Валерий Тодоровский: «Снимайте про то, что знаете»

— Мой папа, который очень много работал в 1961 году, не хочет смотреть ваш сериал, признавая при этом его правдивость. Ваши герои непрерывно курят, бухают и занимаются сексом. У меня (ну и у него тоже) есть вопрос: а когда они успевали работать, что-то снимать, что-то сочинять, что-то придумывать?

— Вы просто не видели последних серий. Они же не просто прожигают жизнь, они снимают кино, живут этим. Конечно, они гуляли и трахались, курили и пили, но они и вкалывали. У меня есть любимая сцена в сериале, где героиня Ани Чиповской, Марьяна, заглядывает в холодильник в квартире главного героя. Она голая и голодная после секса, а в холодильнике лежит кинопленка. Если бы можно было сделать такой плакат сериала, я бы сделал. Так жили все операторы, потому что пленка должна лежать в холодном месте. Но, внимание: это вместо еды. Это люди, у которых лежало кино в холодильнике вместо еды.

Валерий Тодоровский: «Снимайте про то, что знаете»

— Второй сезон будет?

— Пока что никаких разговоров об этом не было. Но если мне вдруг скажут завтра: «Давай сделаем второй сезон «Оттепели», я не уверен, что я на это пойду. Я сделал все, чтобы он там был. Я заложил туда сюжетные крючки, персонажей на второй сезон. Проблема не в содержании. Проблема техническая. Как собрать сценаристов? Как это организовать? То, что вы сейчас смотрите — это подвиг, потому что для того, чтобы добиться этого качества, надо положить на это несколько лет жизни.

Поймите одну вещь. Я люблю американские сериалы. Я дружу с Мэттью Уайнером, создателем «Безумцев» (показывает подписанный плакат). С Брайаном Крэнстоном (исполнитель роли Уолтера Уайта в «Во все тяжкие» — THR). Я вижу, как они работают. Они делают такие сериалы не просто потому, что они такие талантливые. А потому что вокруг них есть огромное количество гениальной рабочей силы, целая индустрия.

Мэтт Уайнер проводит кастинг сценаристов раз в полгода. К нему приходят десятки гениальных людей, он выбирает из них лучших. И они готовы умирать за письменным столом, готовы работать по 18 часов в сутки. У меня нет таких. Мои герои — Алена Званцова и Дима Константинов, которые это написали, им надо поставить при жизни памятник. Мы писали полтора года в этой комнате. И за эти полтора года пять раз они вставали и говорили: все, мы уходим, мы не можем больше. Для каждой серии делали пять, семь, десять вариантов. Как они возьмутся за это еще раз?

Мэтт Уайнер, который делает «Безумцев», в Америке, в которой есть работающая индустрия, и то он мне сказал: «Все! включая носки на Доне Дрейпере, проверяю лично».

А у нас это все хэндмейд. У нас не индустрия работала, а несколько человек, которые собирали вручную этот «Мерседес». А теперь мне говорят: «Давайте конвейер «Мерседесов» запустим». Нет, у нас с конвейера только «Лады» сходят, извините. (смеется).

— Я вот знаю, что Константин Эрнст о русских «Мэдменах» мечтал с первого сезона. И что он сейчас говорит вам? Давайте вообще поговорим о реакции на сериал.

— Константина Львовича я видел вчера, он доволен, и даже не тому, что фильм получился, а тому, что рейтинг высокий, люди смотрят и обсуждают.

А реакция поразительная. Вечерами, когда я прихожу домой и падаю, я залезаю в фейсбук. И обнаруживаю, что этот невинный фильм вызывает яростные споры. Люди проклинают! Говорят, что все было не так, что в 1961 году не носили эти платья. Что это заказ Кремля, что мне заплатили, чтобы я создал ложную картину советской оттепели. «Где кровавый режим?»

Жириновский вот выступил в Думе с требованием запретить его.

— Какая прелесть! А чем мотивировал?

— Там пьют и курят. Он заявил, сказал, что сериал пропагандирует нездоровый образ жизни. Дело в том, что Жириновский, как мне сказали, чует все актуальное. Там где событие, там должен быть он. Поэтому он вчера произнес пламенную речь.

— Вы ему должны послать бутылку коньяка, мне кажется.

Валерий Тодоровский: «Снимайте про то, что знаете»

(смеется)

— Я читал много дискуссий, в которых вам пеняли на неточности в реквизите. Икейские тумбочки поминали, анахронизмы.

— Давайте скажем цинично. Это сериал. Серия длиной 52 минуты снималась в среднем за семь дней. Это очень быстро. Все художники, конечно, старались максимально точно делать эпоху, была сделана большая работа… но ошибки при такой скорости неизбежны.

— Вы не проверяли каждый носок?

Я не мог проверять каждый носок. Я мог в этот момент делать только одно дело — снимать-снимать-снимать. Я не занимался тотальной реконструкцией эпохи, на это не было ни времени, ни денег. Я занимался реконструкцией атмосферы и духа эпохи.

— А вы знаете, что лично мне резануло глаза? Квартирный вопрос. Огромные фантастической красоты хоромы главного героя.

— Он живет, внимание, в однокомнатной квартире. Которую он снимает за большие деньги. Сидя все время в долгах. Вообще это очень странно, вот люди пишут: нельзя было снимать квартиры. Многие снимали. (свирепея) Тумбочка, коврик… Если вам интересно разбираться в ковриках, купите диски потом, рассматривайте на замедленном повторе. Я вообще-то про страсти фильм снимал.

— О, давайте о страстях и о красивых женщинах. Мне сказали, что за Анной Чиповской, которая играет главную женскую роль, вы ходили еще со времен «Стиляг».

Валерий Тодоровский: «Снимайте про то, что знаете»

— Я не хожу за актрисами. На «Стилягах» Аня прошла пробы. Мы говорили о том, чтобы ее утвердить. Но она в этот момент поступила в Школу-студию МХАТ на первый курс. На курс Константина Райкина. И в этот момент, когда я ей сказал: «Аня, есть шанс сняться». А Райкин ей запретил. А вы же знаете, что в театральных училищах студентам сниматься не разрешают до старших курсов. Она, как хорошая девочка, сказала: «Мне надо учиться». В итоге после проб я пригласил Оксану Акиньшину и ни разу об этом не пожалел. А когда сейчас началась история с «Оттепелью», я вспомнил про Аню и сказал «Давайте нам Чиповскую на пробы». И пришла уже сложившаяся актриса, умная, гибкая, в какой-то момент мне стало понятно, что она идеально подходит на эту роль.

— А остальные актеры тоже через пробы проходили? У вас заранее ни одного артиста в голове не было, когда вы это все придумывали?

— Ни одного.

— Почему вы Цыганова выбрали? Он, надо сказать, невероятно органично получился, ему хочется дать по морде каждую секунду.

— Хочется, да? Но женщины его любят…

— От этого хочется дать по морде еще сильней.

— Мне нужен был артист, который способен быть харизматической сволочью, молчать, мало говорить, вызывать ощущение тайны. Я провел пробы, вызвал много людей. И очень быстро обнаружилось, что он такой один. Когда вы досмотрите сериал до конца, вы увидите почему. Когда мне пишут в фейсбуке «Он однообразный и скучный, он подонок, почему мы должны его любить…»

Валерий Тодоровский: «Снимайте про то, что знаете»

Ребята, сообщаю: я хотел снять сериал с антигероем. Плохой парень, который хочет быть хорошим, но у него не получается. Антигерой — это вообще новость для нашего телевидения, обычно ты на пятой минуте понимаешь, кто хороший, а кто — плохой. А настоящий герой, это который плохой — но хороший. Но плохой. Но все-таки хороший. (Смеется). И это и есть то, за что мы любим героев. И Цыганов сыграл в итоге то, что я хотел. Он безобразно ведет себя с женщинами, но любит свою профессию, он оператор от бога.

— Снимает поезд снизу. В каком, кстати, это было фильме?

— Это было в разных фильмах. Мой папа, будучи оператором на Одесской киностудии, снимал такую сцену в фильме «Два Федора». Он мне рассказывал, как они вырыли яму, а его раздели до трусов, чтобы, если его поранит, сразу вести в скорую, чтобы не надо было одежду отдирать от тела. Я в этом фильме использовал то, на чем я вырос. Рассказы родителей, их друзей, их шутки. Я снимал фильм про то, что я знаю и люблю. Ребята, вы хотите настоящие сериалы? Снимайте про то, что вы знаете и любите. Хватит снимать про ментов! Если у вас папа геолог, снимите сериал про геологов.

Валерий Тодоровский: «Снимайте про то, что знаете»

— Параллели с Mad Men, насколько они справедливы?

— Мое вдохновение пришло не от Дона Дрейпера, а от Мэттью Уайнера. Он мне сказал: снимай про папу.

Это абсолютно разные жанры. Там есть общая эпоха, шестидесятые. Но вообще-то про шестидесятые могут снять в Чехии, Польше, Франции. Это потрясающее время, про которое снимут еще десятки раз.

Я снял мелодраму, почти комедию. Знаете, что я взял из «Mad men»? Я тоже хотел снять фильм про красивых людей. Я не хочу больше видеть людей в грязных трусах на кухне. Я хочу сделать фильм про Россию, я хочу снять про нас — и вдруг обнаружить, что в нашей жизни есть красота. Даже в коммуналках женщины делали прически, красили губы, ходили на каблуках. Кстати, когда мне начинают говорить: «что-то вы приукрашиваете…» Посмотрите фильм «Июльский дождь». Там главный герой, которого играет Белявский, с девушкой, сидит дома, пишет статью, он диктует, она печатает. Он в костюме и в галстуке. А она одета, и прическа у нее, как будто она только что из салона. Откуда Хуциев в 60-е годы это взял? Люди так себя ощущали. Может быть в деревне люди ходили бы за водой босиком, но мы рассказываем про богему.

Кроме того, мне хотелось сказать: ребята, а давайте теперь поговорим про сложных людей. Потому что вообще-то я сложный человек. И меня всю жизнь окружают сложные люди.

Related Posts

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *