1392380284_kinomaster_cinnamon1_1

Вадим Конов и Алексей Приходько: «Хотелось бы, чтобы украинские киношники больше делали и меньше оглядывались по сторонам»

by • 28.02.2014 • Интервью, Новости, СтатьиComments (0)2426

Когда фильм выходит в прокат — все знают имя режиссера, исполнителей главных ролей, продюсера, оператора. А вот работа специалистов по спецэффектам зачастую остается, так сказать, «за кадром» для публики, хотя она ничуть не менее важна и интересна. О нюансах украинского пост-продакшна, о важности обучения и о видах на будущее «КиноМастеру» рассказали совладельцы студии цифровых эффектов «Cinnamon» Вадим Конов и Алексей Приходько.

КМ: Как давно существует ваша студия и сколько специалистов в ней работает?

Вадим Конов: Студия существует с 2006 года. Сейчас у нас около 17 сотрудников в штате, а начинали мы с Алексеем вдвоем. Помимо эффектов для кино, мы делаем самую лучшую рекламу.

КМ: Какой была ваша первая работа для кино, и как на вас вышли клиенты? 

Алексей Приходько: Нашли нас по интернету. Когда западные студии ищут контакты, они просматривают шоу-рилы всех студий — в принципе, по шоу-рилу можно представить себе возможности студии. Потом нам прислали тестовое задание, мы его выполнили. Им очень понравилось — сказали, что не ожидали, что в Восточной Европе такое может быть….и начали сотрудничество. На самом деле, рынок не так уж огромен — косвенно все друг друга знают, поэтому если ты где-то что-то сделал хорошо — об этом все быстро узнают.

ВК: Даже создатели «Принцессы Дианы» нас нашли благодаря так называемому «сарафанному радио». В Америке и Европе главное — уровень специалиста, неважно, из какой он страны. Забавно, что украинские киношники, наоборот, часто стремятся обратится за пост-продакшном к иностранцам, не зная, что даже американцы нередко сотрудничают с украинскими специалистами по эффектам.

КМ: Кроме «Дианы», какие еще интересные кинопроекты были среди ваших работ? 

ВК: Перед этим мы занимались пост-продакшном фильмов «Где живут чудовища», «Высоцкий» и «Ночной дозор» — его мы с Алексеем делали еще до создания студии Cinnamon.

АП:
 Если ты качественно выполнил задачу — к тебе обращаются снова и снова- из самых разных стран. Это демонстрирует, что у Украины уже существует самодостаточный рынок специалистов компьютерной графики, операторов — и вообще, у нас есть все, чтобы делать кино собственными силами.

Вадим Конов и Алексей Приходько: "Хотелось бы, чтобы украинские киношники больше делали и меньше оглядывались по сторонам"

КМ: В чем конкретно заключалась ваша работа над перечисленными фильмами? Как выглядит процесс?

АП: 
Все просто — клиент нам высылает некий фрагмент и конкретное описание, что именно с ним нужно сделать. Мы предоставляем готовую работу, они просматривают, делают комментарии, пожелания — и в итоге мы приходим к конечному результату.

КМ: Можете привести пример? 

АП: В «Женщине в черном», где герой Дэниэла Редклиффа бежит по туманной местности — на самом деле, сцена снималась в павильоне — и нашей задачей была сделать густой, страшный туман и воссоздать нужную атмосферу. Ведь часто бывает как: снимают в старинном замке, апеллируя к атмосфере позднего средневековья — а на горизонте виден небоскреб. Задача пост-продакшна — убрать все лишнее, что мешает нужной атмосфере, подретушировать картинку.

При этом, если фильм снимается без спецэффектов — как «Спасение» у Саши Литвиненко — это вовсе не значит, что не будет пост-продакшна. Мог кто-то случайно вбежать в кадр, и т.п., все это нужно исправлять нам. Например, в «Спасении» была сцена съемки милицейского участка — и там не было вывески «Милиция», ее мы дорисовали.

ВК: В Голливуде существует практика распределения пост-продакшна одной картины между несколькими студиями, чтобы уменьшить риски. Это не связано с недоверием к конкретной студии, а просто страховка от «несчастных случаев», проблем с оборудованием, которые могут испортить материал.

КМ: В Голливуде недавно объявили небольшую забастовку студии по производству эффектов. Вы как-то ощутили это на себе?


АП: 
Нет, нам до них по масштабам очень далеко. У них основная проблема в том, что кинобизнес в плане спецэффектов — достаточно специфическая вещь, и в студии должно быть много сотрудников — порядка 2000 человек, как в той же Rhythm & Hues, которая делала «Жизнь Пи». И создатели фильма, к примеру, говорят: фильм выходит в январе, — а потом что-то откладывается, к примеру, на март. И получается, что два месяца люди просто должны сидеть и получать зарплату — и это проблема. У нас нет в Украине студий такого масштаба, так что нас это не коснулось.

Кроме того, одной из претензий голливудских забастовщиков был порядок появления создателей фильма в титрах. Вообще, меня очень расстраивает, что у нас включают в кинотеатрах свет, когда титры еще идут, никто их не читает — хотя очень много людей год или два вкладывали силы в этот проект. И пост-продакшн в титрах значится в самом конце, чуть ли не после дворников. Это несправедливо, наш вклад часто недооценивают.

Вадим Конов и Алексей Приходько: "Хотелось бы, чтобы украинские киношники больше делали и меньше оглядывались по сторонам"

КМ: Возможно ли весь фильм снять на «зеленке» и потом все дорисовать спецэффектами?

АП: Ну, «Жизнь Пи» уже это доказала.

КМ: А в Украине? 

ВК: Думаю, можно, но, поскольку у нас этому не учат, то большинство людей — это самоучки, а те, кто ими управляют — вообще имеют об этом специфическое представление. Т.е. идет недооценка объема работы пост-продакшна. Кроме того, есть у славян в менталитете такой неоправданный оптимизм и переоценка своих сил, которые в итоге приводят к сверхурочной работе. Но мы все это вычислили года 4 назад — и нормально оцениваем свою загрузку.

У нас был случай, когда Россия заказала нам рекламный ролик компьютерной игры Warface. Его нужно было делать на движке этой игры, и мы две недели обучались этому движку, нам помогали специалисты из Германии. Так они удивились нашим темпам, сказали, что невозможно обучиться движку за две недели и еще за две сделать ролик — у них бы на это ушло бы 6 месяцев — по расчетам. Ну а мы вот решили нахрапом это сделать — и у нас получилось.

Но тут есть нюанс. Когда это рекламный ролик — «нахрап» работает, а с кино нужен более размеренный, «немецкий» подход, чтобы и качество было стабильным, и люди не надрывались на работе.

КМ: Над какими проектами вы сейчас работаете и планируете работать в будущем?

ВК: Сейчас работаем над «Спасением» Александра Литвиненко.

АП:
 Кроме «Спасения», сейчас преимущественно работаем над рекламой. В будущем планируем брать в работу голливудские проекты, но пока это все затягивается. Мы стараемся подключаться к проектам и из области рекламы, и из области кино.

КМ: В Украине учат пост-продакшну?

ВК: Мы не знаем, возможно, где-то и учат. Но те, у кого практики нет, может обучить только инструментарию. А практические навыки можно изучить только на деле — мы обучаем свои кадры прямо на студии. Учим ребят сами, и потом они могут у нас работать.

Вадим Конов и Алексей Приходько: "Хотелось бы, чтобы украинские киношники больше делали и меньше оглядывались по сторонам"


КМ: Основные ваши заказчики — это Россия, Европа, Америка — но не Украина? 

АП: Россия, наверное, меньше всего — в последнее время что-то менталитеты у нас не совпадают. А так — я бы сказал, что пополам наших и зарубежных заказчиков — но украинцы заказывают преимущественно рекламу, а не кино.

КМ: Каким вы видите будущее своей студии? 

ВК: Украинские специалисты очень талантливы, кроме того, у нас много ребят с высшим образованием, которые могут себя применить в этой сфере. Поэтому нам хочется делать что-то такое, что Украину прославит, что создаст ей позитивную репутацию в киноиндустрии.

АП: Наши все время посмеиваются над китайцами, тогда как Китай за время наших насмешек вырастил целое поколение талантливых и трудолюбивых специалистов, которых признают по всему миру. Хотелось бы, чтобы и украинцы больше делали, и меньше оглядывались по сторонам, сравнивали и рассуждали.

ВК: Это касается, в первую очередь, молодежи. Если тебе что-то нравится — не рассуждай много, бери — и делай.

АП: Тем более, сейчас так много доступных технологий — короткометражки можно начинать и на телефон снимать. Набираться опыта, а все остальное придет со временем.

КМ: Для вас имеет значение наличие высшего образования, когда вы подбираете кадры? 

АП: Мне главное, чтобы человек был хороший. Высшее образование оно, конечно, имеет плюсы. Не сама «корочка» — но культура, сам подход к изучению материала, сам способ работы с ним в этом случае совершенно другой.

КМ: Ощущали ли вы недостаток «школы» во время своей работы?

ВК: Да. Я ощутил это пару лет назад. Ты накапливаешь знания, потом начинаешь ими пользоваться — по ходу ты их дополняешь, освежаешь….но достигнув какого-то «потолка» — понимаешь, что опоры у тебя кончились, и надо искать новые источники знания. И тогда ты начинаешь читать специальную литературу, обучаться — чтобы понять, куда двигаться дальше.

КМ: Откуда лучше черпать знания молодежи? 

ВК: Если речь о практических знаниях и навыках — то в интернете — там масса видеоуроков, примеров, виртуальных мастер-классов и так далее. Сейчас проблема в том, что информация настолько доступна, что разбегаются глаза, и не знаешь, что выбрать. Когда мы говорим, что мы в своей студии обучаем кадры — это значит, что мы знаем, какую информацию дать, за какую ниточку потянуть, чтобы человек начал приносить пользу студии и развиваться как талант.

Вадим Конов и Алексей Приходько: "Хотелось бы, чтобы украинские киношники больше делали и меньше оглядывались по сторонам"


КМ: Как вы считаете, что лучше для молодежи — учиться за границей и работать там же, или практиковаться тут, а учиться у зарубежных специалистов через интернет?

ВК: Я думаю, что каждый выбирает для себя, главное — учиться, развиваться, самосовершенствоваться. Никто у тебя не отберет знания — где бы ты ни работал.

АП: Сфера пост-продакшна развивается так динамично, что невозможно создать стандартизированный университет по пост-продакшну — по крайней мере, сейчас.

ВК: Вот именно. Чтобы систематизировать эти знания, создать какую-то глобальную программу — понадобятся еще годы… за которые все снова изменится, технологии предложат новое решение — и система будет уже неактуальна. Поэтому пока обучение молодежи ложится на плечи практиков.

АП: Я — за то, чтобы молодые специалисты практиковались в Украине. Потому что такое распространенное сегодня, чистое стремление заработать деньги ни к чему хорошему не приводит — в том числе, за рубежом.

ВК: В первую очередь, человек должен получать удовольствие от того, что он делает. В этом случае, он, на самом деле, всегда будет на рынке на порядок выше, конкурентоспособнее своих коллег, которые охотятся только за прибылью и ищут богатого спонсора.

Related Posts

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *