роковая страсть рецензия

Стокгольмский синдром как «Роковая страсть»

by • 04.06.2014 • БлогComments (0)3537

Фильм Джеймса Грея The Immigrant, который в нашем прокате назван «Роковой страстью», вот-вот будет показан в украинских кинотеатрах.

В центре истории — иммигрантка из Польши Ева (Марион Котийяр), сестра которой больна туберкулезом и закрыта в приграничном диспансере, родителей обезглавили в Польше, а Нью-Йорк не спешит баловать исполнением «американской мечты». Едва прибыв в Америку, Ева оказывается в одиночестве и без денег, а ее новый знакомец Бруно в исполнении Хоакина Феникса выглядит подозрительно даже для владельца кабаре. Взятая в этот «театр» в качестве швеи, красавица вскоре становится не только танцовщицей, но и проституткой. Бруно продает ее клиентам, шантажируя деньгами для лечения сестры. А внезапно найденные дядя и тетя отказывают в гостеприимстве, чтобы не портить себе репутацию. Между очередными несчастьями Ева встречает симпатичного, но слегка экзальтировнного фокусника Эмиля, которого играет Джереми Реннер. Эмиль выглядит и ведет себя как спаситель, но авторы картины решили поглумиться над любовной линией так же, как Нью-Йорк — над Евой. Впрочем, не зря, ведь не все истории должны заканчиваться «отплытием в закат».

роковая страсть рецензия

История рассказана лаконично и даже суховато. Никаких сантиментов, лишних эмоций, слезы блестят в меру. Это, безусловно, бенефис Марион Котийяр, героиня которой самоотверженно и очень замкнуто борется за свою жизнь и здоровье сестры. За ледяную стену Евы не могут пробиться ни Эмиль, ни случайный клиент, ни зритель, ни Бруно. И режиссер отмеряет каждому по несколько секунд экранного времени и тепла героини. Первый срывает с ее губ легкий поцелуй — единственный за весь фильм. Ко второму она внезапно проявляет заботу, предлагая одеваться теплее. Третий должен проникнуться признанием «Я люблю деньги. А вас ненавижу. И себя ненавижу». Ну а четвертому достанется в общем-то супреприз. «Я встретила человека, который вверг меня во грех. Теперь он страдает из-за меня. Я нужна ему», — говорит Ева своей тете, оправдывая свои поступки. И так, незаметно, оба главных героя — страдалица Ева и сутенер Бруно вдруг меняются местами. Она научилась прощать, а он научился любить. И будь этот накал показан хоть чуточку менее строго, мы получили бы неудобоваримый надрыв. А на самом деле, The Immigrant — это абсолютно христианская история о вере. И совсем немножко — о стокгольмском синдроме. Который добавляет фильму красок — хоть и приглушенных.

роковая страсть рецензия

роковая страсть рецензия

Отдельных комплиментов заслуживает любимец режиссера Джеймса Грея Хоакинс Феникс. На фоне кукольно-холодной Марион Котийяр он выглядит настоящим корсаром нью-йоркских подворотен — то расчетливый, то безумный, а на самом деле потерявший голову от страсти, предающий и продающий женщину, которую любит. Финальный диалог Бруно и Евы — одна из самых острых вершин фильма.

роковая страсть рецензия

роковая страсть рецензия

роковая страсть рецензия

Related Posts

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *